Dədə Qorqud Milli Fondu - Azərbaycan Dünyası jurnalı

Этническое происхождение мудрого Коркут Ата

23463 Baxış sayı / 12-09-2019 23:09

Низами Мамедов Тагисой

доктор филологических наук, профессор


 

Протекающая на территории Туркестана и Средней Азии река Сырдарья славится тем, что на её побережье жил некогда известный мудрец-философ Хорхут Ата. Он жил на этих территориях ещё в глубокой древности в VII в. История происхождения этого мудрого старца-создателя музыкального инструмента кобыз, в первую очередь, связана с мифологическим сюжетом и тюркскими легендами. Хорхут (Коркут) с детства думал о вечности, не хотел смириться со смертью. Однажды Коркуту снится, что люди роют могилу для него. Проснувшись, он решает бежать от смерти и посещает четыре части света, но везде встречает людей, роющих ему могилу (9, 11).

Испугавшись смерти, Коркут фактически путешествует по разным частям света. Один из исследователей В.Вельяминов-Зернов в представленном материале «Памятник Восточного отделения Русского археологического общества» писал, что «Встревоженный Хорхут, желая избежать грозящей смерти, на другой же день переехал жить на второй конец света. Тут он увидел тот же сон. Опять с рассветом пустился он в дорогу. Таким образом, Аулия, преследуемый видением, обошёл все четыре угла мира. С отчаяния не знал куда деться, решил он переселиться в центр земли… Центром оказался берег реки Сыра,  именно в том месте, где теперь лежит тело Хорхута» (1, 283). Почти аналогичные мысли находим мы в публикации Н.Джетыбысбаева, опубликованные в 1899 г. в «Туркестанских ведомостях» (3).

Всевышний велит ему: «Вернись обратно,…: туда, откуда ты первоначально бежал, чтобы найти себе спасение от меня; там найдёшь себе вечный покой, … там тебе будет лучше, чем в чужой стране» (6, 19).

Чуткий исследователь тюркской этнографии и фольклора Г.Потанин пишет: «Святогор примеривает гроб по своему телу, ложится в него, и гроб запечатывается на веки. Ак-кобок наезжает на вырытую могилу, … убедившись, что могила приготовлена для него, ложится в неё… Легенда о заранее приготовленной могилы у казаков относится к Хорхуту /…/. По одному показанию, это святой, по другому – первый шаман» (11, 122; 6,  21). Устье реки согласно архаическому пониманию царство мёртвых, где покоился и Коркут, он, продолжая там свою другую жизнь, оказывал помощи своим шаманам. Как мы видим, Коркут в казахском эпосе – всемогущий шаман и культурный герой. Примечательно, что к имени Коркута прикреплены слова «ата», «деде», т.е. старший, указывающий правильный путь. Х.Короглы полагает, что эти слова идентичны понятию «отец», что означает старший в роду и «предок».

****

Несколько слов об истории Коркут ата. Заметим, что в своё время огузские племена, занимающие обширные территории Сибири, оставив засиженные места, продвинулись из Южной Сибири в районы течения Сырдарьи, кочевье огузов заняло южный берег озера Балхаш, где они построили крепость Горгуз. В IX – XI вв., когда в современном Казахстане образовалось раннефеодальное государство огузских племён, в состав огузов вошёл тюркизированный этнический компонент долины Сырдарьи и Арало-Каспийских степей. В тот период огузские племена участвовали в формировании казахов, киргизов, каракалпаков, ногайцев, башкурдов, татар, туркмен. В результате этих процессов огузские этнонимы сохранились в наименованиях казахских родов и племён Младшего и Среднего жузов (5, 356-357). Вот почему следует полагать, что, исходя из этих связей азербайджанский и казахский народы с этногенетической точки зрения родственны. Эти родственные отношения имеются не только между двумя народами, но и другими тюркскими народами. Исходя из этого, следует полагать, что Коркут ата, впоследствии превратившись в «Китаби-Деде Коркут» стал  общим культурным достоянием всех тюрков. Сегодня никто не сомневается в том, что прародиной мифологического сказания о Коркут ате является Сырдарья и Арало-Прикаспийская степь, где, наряду с казахами, компактно проживали и каракалпаки. Огузские племена, впоследствии принесли эти сказания на свою новую родину Кавказ,  превратив их в эпос, внесли в «Книгу Деде Коркут», мифы и легенды о Коркуде, Салор Казане, Бамсы-Бейреке, возникшие ещё до XI в., т.е. до того, как огузы начали движение на запад под предводительством сельджуков. Именно поэтому, как полагает казахский учёный С.А.Каскабасов, в эпосе среднеазиатских народов и казахов наличествуют зафиксированные в «Китаби-Деде Коркут» сюжеты отдельных героических песен. Сюжеты сказаний о Коркуте, записанных в казахских степях, говорят о возможности ещё более ранней датировки происхождения как самого образа Коркута, так и сказаний о нём, которые в семантическом отношении очень архаичны и представляют собой, вероятно, трансформированные образцы древних жанров повествовательного фольклора родов и племён, населявших в древности эти территории.

***

По преданиям и легендам Коркут ата-сказитель, музыкант, создатель кобыза, композитор. В одной из легенд говорится о необычайном появлении Коркута на свет, не укладывающемся в законы природы. Перед рождением ребёнка будущая мать желает отведать мяса кулана. Ежегодно в течение трёх лет у неё бывали схватки, и женщина носила сына  три года и девять дней. Когда наступило время ребёнку появиться на свет, поднялся ураган, сопровождаемый молниями и громом. Вокруг стало темно. Ребёнок, родившись, тут же заговорил. Люди испугались. Они подумали, что это демон в обличии ребёнка. Только заметив, что он ничем не отличается от обычного младенца, успокоились. Прибывшие на праздник рождения сказали: «Его удивительный приход в этот мир так напугал нас, что имя ему будет Коркыт» (13), т. е. по-тюркски «Коркут», «боязнь», «страх».

***

В одной из легенд рассказывается о том, как Коркут смастерил музыкальный инструмент, который воспроизводил все голоса животных и явлений природы. Его кобыз запел голосом верблюдицы, потерявшей своего верблюжонка. Все замирало перед исполнением музыки Коркут. Так как его мелодиям присущи философские раздумья, элегическое настроение и лёгкий приглушённый лиризм. В его музыке была озвучена судьба тюркских племён и родов, кобыз размышлял о смысле жизни, о счастье (10, 113-114).

***

Несмотря на свою легендарность «Коркут ата» в то же время, можно сказать, почти правдиво воспроизводит героический период жизни огузов, смешанных с кипчакскими тюрками. Заметим, что «Коркут ата», в отличие от «Книги-Деде Коркут» всем своим строем и обликом тесно связано с культурой великой степи. Вместе с тем, по ряду своих признаков он не одинок в мировой литературе и примыкает к хорошо известному многим народам в древности не только классическим греческим образцам «Илиада» и «Одиссея», но и индийским сказаниям «Махабхарате» и «Рамаяне». Как и остальные произведения эпического жанра «Коркут ата» по своему происхождению – памятник устной поэзии. В связи с этим история его появления, форма и содержание отличаются некоторыми существенными и весьма примечательными особенностями. Прежде всего, «Коркут ата», – произведение без конкретной даты создания. И не потому, что мы этой даты не знаем, а потому, что её в принципе нельзя точно установить.

Поскольку «Коркут ата» в течение многих столетий исполнялся устно, переходил из уст в уста, у него не было одного конкретного текста. Эта лирическая легенда исполнялась разными сказителями, акынами, жырау. Поэтому едва ли состоятельны попытки реконструировать не только начальный устный, но и промежуточный письменный оригинал этого эпоса, и весьма плодотворные усилия современных учёных по созданию более приемлемых изданий эпоса не ставят себе иной цели, чем воспроизвести его во всём многообразии.

По многим особенностям Коркут ата близок к образу Вьясы, создателю индийского эпоса «Махабхарата». Правда, «Махабхарата» по своему происхождению более древнее. Так как её первая запись осуществлена в первых веках нашей эры, истоки устной традиции которой теряются в начале 1 тысячелетия до нашей эры (2, 8). Вьяса, также и как Коркут, рождается в необычайной ситуации. Вьяса также как и Коркут, был безобразен, люди, собравшееся на праздник родов, испугались от его появления на свет. Дело в том, что мать Вьясы Амбика в брачную ночь увидев его, закрыла глаза от ужаса, так как её сын от Вьясы родился слепым. А сын Вьясы, был назван Видурой. Вьяса предсказал, что Видура прославится на весь мир благочестием и мудростью, в которой ему не будет равных (2, 16). Уместно напомнить, что Вьяса Двайпаяна Кришна считался ришием (святым мудрецом, прославившимся подвижнической жизнью и знанием священного писания). Все изложенное ясно показывает, что много общего можно найти между образами Коркут ата и Вьясой (4, 13). Оба они являются создателями эпоса. Вьяса «Махабхараты», Коркут «Китаби-Деде Коркут». Образ Коркута в казахских сказаниях интерпретирован как образ могущественного борца за жизнь на земле. Эти сказания оптимистичны, что даёт понять, что Коркут не побеждён.

***

В жанровом отношении казахские сказания о Коркуте, хотя и относятся к легенде, в то же время имеют развивающуюся форму. В казахских сказаниях семантика эпонима Коркут в основном связан с шаманской мифологией. Здесь следует принимать во внимание поздний период исламизации Казахстана. Однако с происхождением столетий Коркут-шаман, превратившись в Коркута-святого, стал поборником ислама. Сочетание древнего и позднего нехудожественного и художественного, чудесного и реального рассказываемого отличают казахские сказания о Коркуте.

Скрупулезно анализируя сюжет сказаний о Коркут ата можно прийти к мысли, что он в генетическом плане представляет десакрализованный, поэтому разрушенный, но переработанный позже в художественном плане, указывающий на архаичность мифа, связанной со смертью. Поэтому правы исследователи, считавшие, что миф, связанный со смертью, возник в глубокой древности. Напомним, что такой сюжет имеется и в «Гильгамеше», созданном 4550 лет назад. Необходимо полагать, что «Гильгамеш» был известен тюркским племенам ещё с древней эпохи во времена Тюркского каганата. При распаде каганата этот сюжет вместе с огузами и кипчаками был занесён на территорию Сырдарья и Арало-Каспийских степей и рассказывался несколько по-другому. Отголоски  тех мифических сказаний дошли до Казахстана и Средней Азии, бытуя и трансформируясь в течение длительного времени среди казахов и каракалпаков, унаследовавших этот сюжет от своих предков.

После Х в., мигрировавшие в Закавказье огузские племена в соответствии с социально-культурными задачами превратили мифические сказания о Коркут ата в эпические произведения, в которых образ Коркута был по новому переосмыслен. Это переосмысление образа достаточно ярко просматривается в двенадцати песнях, на прямую связанных с мудрым тюркским старцем  Коркут, получив общее название «Китаби-Дедем Коркут» (7) в азербайджанском, «Китаби-Дедем Коркут» (8) на туркменском языке.

***

Наследие Коркут ата наследие многих тюркских народов. В Казахстане режиссёр-документалист  Берик Барысбеков снял фильм-исследование, где объединил образы Коркут ата, существующие в Казахстане, Азербайджане и Турции. Если в Казахстане к Коркуту относятся больше как к мифологическому сказочному образу, то в Азербайджане и Турции никто не сомневается, что это реальная историческая личность. Для азербайджанцев приписываемая  Коркуту «Китаби-Деде Коркут» является уникальным источником, сохранившим и объединившим в себе историю всех тюркских народов. Имя Коркута состоит из двух частей – «кор» и «кут». «Кор» - зло, несчастье, «кут» - добро, довольство, благодать. Олжас Сулейменов же считает, что в поисках истоков Деда Коркута нужно обратиться к истории Древнего Египта. По его мнению 3-4 тысячелетия назад Египет был заселён множеством этносов. Именно тогда возник миф о восходящем солнце-горгыт. Имя Солнца отражено в герое-победителе. Это греческий Геракл, римский Геркулес, в этрусской традиции – Геракле, в христианском – Георгий Победоносец, в тюркской – Героглы (12).

***

К 1300-летию «Коркут ата» на берегу реки Сыр-Дарья в 1980 г. в Кызыл-Орде был сооружён памятник-мавзолей в честь великого мудреца, акына, жырау, композитора. Отличающийся своим широкомасштабным проектом и монументальной архитектурой, памятник выглядит в виде кобыза с трёхсторонней внутренней выемкой. В середине изображён Коркут ата с кобызом, сидящий на верблюде. Именем Коркут ата названы в Казахстане проспекты, улицы, предприятия, учреждения, Кызыл-Ордынский государственный университет, международный аэропорт в г. Кызыл-Орде и т.д. Это ещё раз подтверждает факт о том, что казахи высоко чтят имя своего великого предка, святого и мудрого старца, оставившего значительный след не только в истории культуры казахов, но и тюрков.

 

Использованная литература

1. Вельяминов-Зернов В. Памятник Восточного отделения Русского археологического общества. СПб., 1859, т. IV, с. 283.

2. Гринцер П. «Махабхарата» и «Рамаяна». М., «Худож. лит.», 1970, 95 с.

3. Джетыбысбаев Н. Хорхут-Аулиэ. Туркестанские ведомости, 1899, № 92.

4. Ильин Г.Ф. Старинное индийское сказание о героях древности. М., Изд. АН СССР, 1958, 140 с.

5. История Казахской ССР. В 5-ти т., т. 1. Алма-Ата, 1977

6. Каскабасов, С.А. «Деде Коркут» на казахской почве // Азербайджанско-казахские литературные связи. Баку, «Элм», 1990, с.10-37

7. Kitabi-Dədə Qorqud. Əla-lisani-taifeyi-oğuzan // Kitabi-Dədə Qorqud Ensiklopediyası. 2 с., I c. Bakı, “Yeni Nəşrlər Evi”, 2000, s. 25-623.

8. Kitaby Dädem Çorkut. Aşgabat, “Türkmen dövlet neşiryat gullugy”, 2015, 270 s.

9. Корни общие и древние. Проблемы фольклорных связей. «Деде Коркут» и «Короглы» на казахской почве // Азербайджанско-казахские литературные связи. Баку, «Элм», 1990, с. 10-49

10. Коркыт ата. Энциклопедический сборник. Алматы, 1999.

11. Потанин Г.Н. Тангутско-Тибетская окраина Китая и Центральная Монголия. СПб. 1893, т. 2.

12. Деде Коркут – общ.vecher.kz

13. m.facebook.com/nomadsgreatsteppe



Bizə necə gələ bilərsiniz ?

Dədə Qorqud Milli Fondu - Azərbaycan Dünyası jurnalı

Əlaqə telefonu: (050) 364-46-01 / Elektron poçt: azeldar@mail.ru