Eldar İsmayılov

Vətənə məhəbbət ailədən və məktəbdən başlayır

Cəmiyyətin gələcəyi - ən yaxşı mənəvi-əxlaqi ənənələrdə təhsil və tərbiyə almış gənclərdir. Bizim gənclər öz mədəniyyətimizdə, tariximizdə, dinimizdə, ədəbi irsimizdə yaxşı və işıqlı nə varsa mənimsəməyə, əcdadlarımızın ənənələrinə hörmət bəsləməyə hazırdır.,

Читать дальше
free counters
Лента новостей
Золотая ветвь бессмертия
Дата: 16-5-2012

АзерТАдж представляет статью президента Инженерной академии Азербайджана, академика Арифа Пашаева "Золотая ветвь бессмертия", в которой он размышляет о великом семействе Нобелей и учреждённых ими премиях.

И в третьем тысячелетии мы каждый последний месяц уходящего года с интересом ждём известий из Стокгольма. Кого на этот раз признают лучшим из лучших представителей человечества? Кто Божьей милостью наделённый гением творчества смог внести революционный вклад в прогресс и совершенствование жизни на этой планете? Чьё имя будет навсегда вписано в анналы истории Человечества? Кому благодарный род людской вручит, образно говоря, золотую лавровую ветвь славы, памяти и бессмертия?

Собственно, употреблённая нами образность лишь метафорическая форма выражения той высокой сути, что заключена в акте глобального признания достижений разных личностей, позволивших своей деятельностью сделать человечеству шаг к совершенству.

Разумеется, это не лавровая ветвь, а сверкающая золотом высокой пробы медаль, на которой выгравирован облик вполне земного и вместе с тем выдающегося и феноменального человека - Альфреда Нобеля. Вот тут-то мы не без гордости позволим себе заметить, что немеркнущий огонь этой медали воспылал благодаря двум основным составляющим. Первый, безусловно, гений самого Нобеля, а второй - богатейшие углеводородами недра нашего Баку. Одно без другого вряд ли могло быть. И нет здесь никакого преувеличения...

Альфред Бернхард Нобель довольно длительное время, с девяти лет от роду, жил в Российской империи. Он блестяще говорил по-русски и владел наречиями тех стран, где волею своей яркой судьбы ему приходилось жить и творить. Как на родном он говорил на французском, немецком, английском. Полиглотство для него было столь же естественным, как и его природное дарование к изобретательству. В дневнике Арне Улофа Свенсона, камергера короля Швеции и Норвегии Оскара Второго есть такая запись: "...Его Величество долго беседовал также с г-ном Нобелем из рода Рюдбеков. В разговоре тот с лёгкостью переходил от одного языка к другому. Его Величество отметил это, и Нобель из рода Рюдбеков тут же не преминул похвастать, что знает и язык кавказских татар (азербайджанцев - Авт.) где на чёрной вонючей жиже он снискал себе славу Креза...".

Камергер монарха, который, судя по содержанию оставленной записи, недолюбливал Альфреда Нобеля из рода Рюдбеков, под "чёрной вонючей жижей", очевидно, имел в виду бакинскую нефть. Тут мы можем с ним поспорить. К тому времени, когда Нобель прибыл в Баку, он был уже состоятельным человеком.

Увлекшись химией, Альфред, как и его отец, доволь¬но скоро сделал свое первое, как тогда писали, "эпохальное изобре¬тение". Речь идет о "взрывателе Нобеля". Потом он изобрел динамит, бездымный порох, усовершенс¬твовал как взрывное вещество нитроглицерин. В связи с этим особо хочется подчеркнуть, что, создавая свои новинки, он думал, прежде всего, о мирном их использовании. Они должны были внести пере¬лом в деле строительства шахт, дорог и тоннелей. Трудился А.Нобель также в области производства синтетических материалов и немало сделал для зарождающихся тогда систем связи. Всего в его активе - 355 запатентованных изобретений.

В то же время не менее кипучей была и его предпринимательская деятельность - сфера, где А.Нобель раскрылся как очень сложная и многогранная личность. Будучи членом Товарищества братьев Нобель в Баку, он сколотил состояние, в десятки раз превышающее то, что до этого у него имелось. Он обзавелся собственными лабораториями в Германии, Англии, Италии, Франции и Швеции. В конце жизни его империя охватывала примерно 90 компаний и предприятий в 20 странах мира.

Покинув Россию, Нобель непродолжительное время жил в Стокгольме, а затем перебрался в Париж и жил там многие годы. Там же, в Париже, за год до смерти, 27 ноября 1895 г., он составил не¬обычное завещание, которое после его обнародования произвело эффект разорвавшегося средь бела дня, созданного им же динамита. Мир был в полном изумлении. Всю свою недвижимость он велел распродать, а от вырученных средств образовать фонд, вложив весь нажитый им капитал в "безопасные ценные бумаги". Забегая вперёд, скажем: ныне капитал его фонда выражается суммой примерно 400 миллионов шведских крон.

Доход от этих капиталов, как собственноручно написал он в завещании, "ежегодно распределять в виде премий между теми, кто на протяжении минувшего года принес наибольшую пользу человечеству...Премии в области физики и химии будут присуждаться Швед¬ской академией, премии за работы в области физиологии и медицины - Каролинским институтом в Стокгольме, премия по литературе - Академией в Стокгольме, а премия за борьбу за мир - комитетом из пяти человек, из¬бираемым норвежским Стортингом".

Как известно, вручение Нобелевских премий по традиции проводится 10 декабря, в день смерти Альфреда Нобеля, и осуществляется по тщательно отработанному сценарию, за церемонией вручения следит, пожалуй, весь мир. Следует, однако, сказать, что семейство Нобелей, а конкретно старший из братьев Людвиг, а позже его сын Эммануэль были авторами созданных ими премий. Заметим: все они были одинакового достоинства и содержали идею единого стимула - материально и морально поощрять технический прогресс планеты. Материальная сторона их была обеспечена капиталом, полученным Нобелями за счёт эксплуатации бакинских месторождений нефти. Вот объективное свидетельство шведского историка и финансиста Э.Бергенгрена: "... именно решение российских Нобелей об изъятии определенных средств, накопленных, в частности, в результате эксплуатации бакинских нефтяных промыслов, и передаче их в фонд Нобелевских премий оказалось решающим фактором того, что Нобелевские премии вообще могли возникнуть".

В настоящее время, когда Азербайджан переживает второй нефтяной бум, трудно не вспомнить о роли братьев Нобель в развитии нефтяного дела в нашей республике, когда более века назад ими была начата промышленная эксплуатация Бинагадинского нефтеносного месторождения.

В 1896 году они впервые ударно-канатным способом пробурили нефтяную скважину за номером 1004 глубиной в 403 м. По тем временам это была рекордная глубина. Особо важно отметить, что буровое оборудование было разработано самими братья¬ми, что легло в основу зарождения Азербайджанского нефтяного машиностроения. Поэтому нельзя не вспомнить об их заслугах перед нашим городом Баку. И в первую очередь, об Альфреде Нобеле, именем которого названа одна из протяженных и красивейших улиц столицы. Более того, благодарные бакинцы сохранили и здание офиса братьев Нобелей - Вилла Петролеа. В связи с этим нам припоминается выступление президента Азербайджанской Международной Операционной Компании (АМОК) Терри Адамса на открытии 24 августа 1996 года своего офиса, расположенного на старопромысловой территории Баку - Баилове.

"Мы назвали свой офис " Вилла Петролеа II", - сказал он, - что является свидетельством того, что традиции нефтяной промышленности Азербайджана имеют длительную историю. Прежняя Вилла Петролеа принадлежала семье Но¬беля, и это здание до сих пор сохранилось в прекрасном парке в Черном городе. Сегодня успехи и достижения братьев Нобелей и азербайджанских инженеров в области нефтяной технологии используются до сих пор и известны во всем мире. Баку по праву считается столицей нефтяной промышленности мира. Семья Нобелей была сторонницей просвещения и всегда заботилась об азербайджанцах и ценила их. Мы надеемся, что эти традиции теперь будут продолжены со стороны АМОК".

На этой же церемонии Президент Азербайджанской Республики Гейдар Алиев в заключительном слове сказал: "Одно из красивейших зданий, в котором мы сейчас собрались, передано в распоряжение АМОК. Господин Терри Адаме сказал мне, что они отремонтировали это здание, модернизировали, украсили произведениями художников Азербайджана и пригласили нас на его открытие. Это здание они назвали " Вилла Петролеа II ", и из разъяснения я понял, что так назывался раньше офис братьев Нобелей. Работа, проделанная братьями Нобелями в азербайджанской нефтяной промышленности, навечно вписана в нашу историю, и мы это помним до сих пор. Эти работы были начаты в конце XIX века, теперь же, в конце XX столетия, независимая Азербайджанская Республика начала сотрудничать с крупнейшими нефтяными компаниями мира. Несомненно, сегодняшние работы своими особенностями многократно отличаются от тех, которые были проделаны в те времена".

Именно тогда, в узком кругу собравшихся, Гейдар Алиев обронил весьма любопытную фразу, ставшую сегодня предметом нашего размышления.

"Признаться, может я не знаю, - задумчиво произнёс он,- но мне не припоминаются имена бакинских специалистов нефтяного дела, которые были удостоены Нобелевской премии...".

Президент не лукавил. Все, кто тесно работал с ним, хорошо знали, что он всегда и дотошно вникал в круг тематики любого мероприятия, в котором ему предстояло принимать участие. Действительно, из всего перечня Нобелевских лауреатов мы, как бы ни старались, не найдём имена, если можно так выразиться, чистых нефтяников. Все, а их было трое, имели опосредованное отношение к нефтяному делу. Хотя премия, учреждённая в память основателя и руководителя Бакинского Товарищества нефтяного производства Людвига Нобеля, строго оговаривала буквально следующее: "присуждать за лучшее сочинение или исследование по металлургии или нефтепромышленности... или какие-либо выдающиеся изобретения или усовершенствования в технике этих же производств".

Присуждение планировалось проводить раз в 5 лет. Первыми её лауреатами стали А.Степанов за работу "Основы теории ламп" (имелись в виду керосиновые лампы); В.Баскаков - за решение проблемы "совершенного нефтесожигания" при отоплении жилых домов и кузнечных горнов; А.Никифоров за разработку метода выделения из нефти ароматических углеводородов. И лишь через пять лет, в 1909 году, после того, как Эммануил Людвигович Нобель учредил ежегодную премию за труды, посвященные технике добычи и обработки нефти или же наукам, близко соприкасающимся с ними, как, например, геология, первым Нобелевским лауреатом стал бакинский нефтехимик Виктор Герр.

Теперь о той премии, к сожалению, начисто забыли. Хотя, как явствует из исторических реалий, первые на планете ВЫСОКИЕ ТЕХНОЛОГИИ, которые вдохновили Нобелей на их создание, относились к НЕФТЯНОМУ ДЕЛУ. Когда же доходы от стремительно развивающейся нефтедобычи, в силу оригинальных инженерных решений, стали достаточно велики, они позволили Нобелевскому фонду поддержать другие сферы науки и жизни - физику, химию, медицину и физиологию, литературу, деятельность по укреплению мира и, наконец, экономику. Кстати, последняя премия - за достижения в экономике - появилась, благодаря инициативе Государственного банка Швеции, сравнительно недавно, в 1968 году. Что же касается трудов, посвященных технике добычи и обработки нефти, они, как ни странно, не были избалованы необходимым для них стимулированием. Тем не менее, вопреки недостаточному вниманию Фонда к этому вопросу, высокие технологии, внедряемые в нефтяную индустрию, во многом обеспечили рывок в развитии всей планетарной науки.

Нефтяная индустрия за вторую половину ХХ века в результате поистине революционных научных и инженерно-технических преобразований приблизилась, не побоимся такого сравнения, к порогу совершенства. Издавались фундаментальные научные исследования, разрабатывались новейшие методы нефтедобычи, наклонного бурения, техника освоения залежей углеводородов на немыслимых ранее морских просторах... И всё это рождалось и внедрялось впервые на естественных нефтегазоносных площадях Азербайджана и на прилегающем к Баку шельфе Каспийского моря. Здесь ещё в 50-х годах, в 100 километрах от Баку, в открытом море был возведён город на сваях, который по сей день работает и называется "Нефтяные камни". В 70-х годах здесь была создана и пущена в море отечественная плавучая буровая установка (ПБУ)... Кроме того, мы не можем не напомнить о том, что, не будь у нас развитой нефтяной и перерабатывающей отрасли, выдающихся национальных учёных и специалистов, вряд ли была возможной победа над фашизмом. Баку давал фронту свыше 80 процентов горючего. А известный во всем мире азербайджанский учёный Юсиф Мамедалиев в те тяжёлые военные времена изобрёл высокооктановый бензин и знаменитый "коктейль Молотова".

Об огромной роли бакинского горючего в победе над фашизмом маршал Г.Жуков, со свойственной военным скупостью, сказал буквально следующее: "Нефтяники Баку дали фронту и стране столько горючего, сколько нужно было для защиты нашей Родины, для победы над врагом".

Другой не менее легендарный маршал К. Рокоссовский в своём письме Центральному Комитету компартии Азербайджана со знанием дела писал: "В каждом боевом ударе авиации, в каждом рейде советских танкистов, в каждой победе над немецко-фашистскими силами немалая доля успеха принадлежит бакинским нефтяникам".

Значение Баку во Второй мировой войне неоднократно в своё время подчёркивали все лидеры главных воюющих стран - Рузвельт, Черчилль, Де Голль, Иден и другие.

Размышления по этому поводу наводят нас на справедливое суждение о том, что желательно было бы возобновить присвоение нобелевских премий за достижения в сугубо нефтяной отрасли. На наш взгляд, Фонд упустил из поля зрения завещание его основателей Людвига и Эммануила Нобелей, чётко оговаривавших вознаграждения за труды, посвященные технике добычи и обработки нефти. Нефтяники всего мира своими новаторскими исследованиями и конкретными делами демонстрировали и продолжают демонстрировать, что и они достойны золотых лавровых венцов бессмертия, завещанных лучшим людям планеты великими Братьями.

ENG | AZE