Eldar İsmayılov

Vətənə məhəbbət ailədən və məktəbdən başlayır

Cəmiyyətin gələcəyi - ən yaxşı mənəvi-əxlaqi ənənələrdə təhsil və tərbiyə almış gənclərdir. Bizim gənclər öz mədəniyyətimizdə, tariximizdə, dinimizdə, ədəbi irsimizdə yaxşı və işıqlı nə varsa mənimsəməyə, əcdadlarımızın ənənələrinə hörmət bəsləməyə hazırdır.,

Читать дальше
free counters
История
Спасение евреев в Османской Империи
Дата: 2-12-2015

 Большинству наших современников в той или иной степени известно библейское предание об исходе еврейского народа из древнего Египта. Помимо литературных источников спасение евреев из «фараонова рабства» настолько хорошо освещено в произведениях Голливуда, что даже люди, никогда не читавшие святых писаний получили достаточно полное представление о великом подвиге пророка Моисея и божественных чудесах, сопутствовавших исходу. 

 

 

Но вряд ли можно с той же уверенностью сказать, что современники в равной степени осведомлены о гонениях на иудеев в христианский период истории. Далеко не всем известно, что с наступлением христианской эры еврейский народ на протяжении веков подвергался смертельному риску в не меньшей степени, чем во времена фараонов. Значительное место в истории еврейского народа занимают события происшедшие в средневековой Европе в разгар католической инквизиции, унесшей сотни тысяч жизней иудеев. Именно в этот период тяжелейших испытаний, несравнимо превосходящих по жестокости легендарные тяготы египетского рабства, Османская (Оттоманская) Империя оказалась той самой страной, в пределах которой евреи обрели ещё одно чудесное спасение и защиту, избежав, как уникальная этно-религиозная общность, вполне реальной угрозы уничтожения. 
История Османской Империи берёт начало с 1299 года, когда султан Осман l (Gazi Osman Paşa, Birinci Osman) по прозвищу «Кара» (Великий) впервые провозгласил создание своей державы на западе современной Турции. Границы возникшей впоследствии величайшей из империй в истории человечества, как известно, охватывали территории, расположенные на трёх континентах – Европы, Азии и Африки. Пристрастная евроцентристская историография, не скрывая неприязни к великой тюркской державе, неизменно «живописует» её в сумрачных тонах, преднамеренно упуская из виду одну примечательную особенность, явно отсутствовавшую в христианских странах того периода. В рамках обсуждаемой темы данная особенность имеет существенное значение, поскольку речь идёт о религиозной толерантности, некогда превратившей эту великую страну в зону спасения не только для иудеев, но так же для направлений христианства, обвинённых Вселенскими собраниями в ереси монофизитства (яркий тому пример – армянское монофизитство, процветавшее в Османской Империи). 
Но, говоря о причинах гонений, устроенных христианами на евреев, необходимо остановиться немного подробнее на самых ранних этапах становления христианства, происходившего во времена владычества Рима. 
В Римской Империи вплоть до второго века новой эры христианство считалось чем-то вроде неформальной секты, обособившейся внутри иудаизма. В истории данный период часто называют «еврейским христианством», поскольку все ранние последователи Христа, включая всех апостолов, были евреями, почитавшими святую Тору и жившими в еврейских общинах. В глазах римлян, имевших многовековой опыт общения с иудеями, христиане были теми же евреями, только создавшими некое тайное общество. Характерно, что в Римской Империи этого периода религиозные службы иудеев были официально разрешены, в то время как собрания христиан (тем более, тайные) были под строжайшим запретом, преследовались и жестоко карались. 
Насыщенному событиями и драматичному периоду истории раннего христианства и, в частности, взаимоотношениям с иудаизмом, посвящены многочисленные исследования, но в контексте данной статьи заслуживает внимания отчуждение евреев в процессе постепенного усиления позиций христианства в Римской Империи и его принятия римлянами. Не утомляя читателя описанием всех сложностей взаимоотношений между языческим Римом, иудеями и христианами, отметим только, что в дохристианской
Римской Империи евреи уже сталкивались с серьёзнейшими осложнениями во взаимоотношениях с официальной властью и римскими религиозными традициями. 
Иудея была провинцией Рима, обладавшей атрибутами государственности и автономным управлением, существенную роль в котором играли священнослужители. Многовековая традиция почитания императоров Рима наравне с богами была абсолютно неприемлемой для евреев, исповедовавших единобожие. Откровенный идеологический разрыв между евреями и римлянами произошёл при императоре Калигуле, правившим Римом с 37 по 41 гг. новой эры. В условиях тирании, установленной Калигулой, идея божественности его происхождения и утверждённой им власти была доведена до такой степени, что это вызвало растущее негодование даже у самих римлян (Калигула был убит в результате заговора в 41 г.н.э). Историки считают, что именно обострение отношений с Иудеей в период правления императора Калигулы в конечном итоге привело в последствии к череде Римско-Иудейских войн (с 66 по 135 гг. н.э.). Не в силах противостоять военной машине Рима, Иудея потерпела поражение, местное самоуправление было упразднено, а провинция переименована в Сирийскую Палестину. 
Всего четыре года спустя после начала военных операций против Иудеи, в 70-м году н.э. при правлении императора Адриана столицу провинции Иерусалим в буквальном смысле слова сравняли с землёй. Римско-Иудейский историк Тит Флавий Иосиф (Иосиф Бен Матитйаху), современник происходивших событий, свидетельствует, насколько старательно был исполнен приказ о разрушении некогда величественного города: «…не осталось ничего, что могло бы убедить посетителей в том, что это место когда-либо было обитаемым». С целью уничтожить память о некогда могущественном Иудейском царстве и его процветающей столице на месте стёртого с лица земли Иерусалима по приказу императора Адриана была основана римская колония под названием Аэлиа Капитолина. 
Но история христианского периода гонений на евреев, пожалуй, берёт своё начало со времени, когда христианство было объявлено государственной религией Римской Империи. Произошло это во времена императора Феодосия Ι, одного из первых христианских императоров Рима, утвердившего в 380 году государственный статус новой веры. (Феодосий Ι прославился так же тем, что отменил Олимпийские игры, как языческую традицию, запретил изучение математики, отнеся её к магии и колдовству, а так же приказал сжечь богатейшую библиотеку в Александрии, уничтожив одну из ценнейших информационных баз человечества, поскольку считал ей исполненной языческой ереси). 
Преследованиям, становившимся со временем всё более ожесточёнными, подверглись не только иудеи и последователи старых верований, восходящих к пантеону древнегреческих и египетских богов, но так же направления христианства, противостоявшие официально утверждённой  идеологии.  
По мере распространения и усиления христианства на европейском пространстве стало набирать силу и такое явление как христианский фанатизм. По всей вероятности рост фанатизма поощрялся католической церковью и её центральными институтами управления в лице Римского папства, заинтересованного в устранении всяческого инакомыслия. Происшедшее вскоре после смерти императора Феодосия Ι разделение Римской Империи на Западную и Восточную (Византийскую) сопровождалось чередой многочисленных событий политического и идеологического характера. Однако распад империи ни в коей мере не облегчил участи иудеев, оказавшихся на первом месте в списке пострадавших от религиозных преследований. 
Если в сложнейших идеологических дебатах евреи могли отстаивать позиции древнейшей религии человечества, из которой произрастало само христианство, то противостоять натиску христианского фанатизма, крайне далёкого от логики и здравого смысла, было практически невозможно. Многие исследователи ранне-христианского периода истории склоняются к мысли о том, что зёрна фанатизма сеялись искусственно с целью вызвать к иудеям всеобщую ненависть, и причиной тому было не только стремление к идеологической победе, но и материальное богатство еврейских общин.
Вымыслы, пущенные в обращение на заре христианства, сыграли значительную роль в разжигании вражды и неприязни. Именно в этот период истории появляются ростки так называемого «кровавого навета», обвинявшего евреев в человеческих жертвоприношениях. Поразительно, но примитивное поверье о том, что в определенный день года евреи убивают представителей других религий (чаще всего христианских детей) для использования их крови в ритуальных целях, применялось гонителями иудеев в качестве аргумента, не требовавшего доказательств на протяжении веков. Как это ни прискорбно, но невежественная и злонамеренная клевета дожила до наших дней. 
Не случайно, что сегодня, так же как и во времена средневекового мракобесия, всё ещё популярна ссылка на греческого учёного Апиона, который в 40-м году н.э., во времена правления упомянутого выше императора Калигулы, выступая с обвинениями в адрес евреев, заявлял, что евреи приносят греков в жертву своему богу. То, что Апион не был христианином и сегодня используется в качестве аргумента, что мол не только христиане являются авторами «кровавого навета». Однако при этом упускается из виду, что к концу правления Калигулы христианство уже вступило в фазу активного распространения в Римской Империи, а сам Апион не называет никаких имён и не приводит никаких доказательств, т.е. откровенно клевещет. Не учитывается так же то, что он обращается к императору, который считал богом самого себя. Кроме того, утверждение Апиона единично, в то время как обвинения со стороны христиан (общим свойством которых так же является бездоказательность) исчисляются сотнями, если не тысячами, учитывая бесчисленные лжесвидетельства, выбитые под нечеловеческими пытками в период католических инквизиций.  
Но есть одна примечательная деталь, позволяющая предположить, что «кровавая клевета» была изобретением христиан. Для обвинений христианского периода характерна одна общая особенность – почти во всех наветах говорится о похищении и мучительном умерщвлении христианских детей, причём часто с нанесением ран аналогичным ранам Христа. Подобная пристрастность в деталях указывает на то, что «кровавый навет» преследовал целью вызвать ярость против иудеев именно среди христиан. В первых веках новой эры никто более христиан, постепенно превращавшихся во влиятельную политическую силу, не был заинтересован в устранении сильнейшего идеологического конкурента в лице иудеев, которых христиане к тому же обвиняли в казни Иисуса Христа. 
О том, что «навет» был в широком хождении в первых веках новой эры, причём именно в упомянутой христианской версии, свидетельствует образец клеветы от Византийского историка Сократа Константинопольского (Сократа Схоластика). В 415 году он писал о том, что евреи привязывают похищенных детей к кресту и бичуют их до тех пор, пока те не умирают. Налицо ярко выраженное христианское содержание навета (убийство невинных детей подобно убийству беспорочного агнца Иисуса, его бичеванию и распятию), бьющее по святым чувствам христиан и рассчитанное на бурную эмоциональную реакцию толпы. Почти во всех случаях, от далёкого прошлого до современности, подобная реакция выражалась в незамедлительном самосуде над евреями и погромах. 
В период с 4-го по 7-й века непрерывные осуждения иудаизма со стороны христианских епископов способствовали тому, что в Византии были приняты законы, преследовавшие целью сделать невозможным для евреев свободное соблюдение и исполнение своих религиозных традиций. Так, например, был введён запрет на общественные собрания и даже запрет на ежедневные молитвы. Были так же установлены непомерные налоги на проведение служб и обрядов, что естественно вызывало законное возмущение евреев, на которое христиане без промедления отвечали яростными погромами. 
Послабление в гонениях на иудеев и носителей христианского инакомыслия наступило с приходом в европейское пространство Ислама. Арабский Халифат, к началу 8-го века охватывавший огромную территорию от Персии на востоке до Испании на западе и отличавшийся религиозной терпимостью, гарантировал мирную жизнь всем последователям святых Писаний, каковыми были иудеи и христиане. Судьба предоставила евреям, спасавшимся от жестоких преследований, возможность обрести достойное существование в границах Халифата. Но этот покой был относительно недолгим.    
Непрерывные войны с христианами в Испании, известные в истории под названием «реконкисты» (буквально – отвоевание), привели, в конечном итоге, к тому, что к концу 10 века позиции Халифата на Пиренейском полуострове существенно  пошатнулись. С падением Толедо в 1085 году, столицы процветающего эмирата в центральной Испании, процесс вытеснения мусульман с полуострова принял необратимый характер. Но это означало так же, что евреи лишались защиты, которую им предоставлял Халифат. Поэтому не случайно, что победы «реконкисты» совпадают с началом нового,  ещё более ожесточённого витка гонений на иудеев, всё отчётливее принимающих формы спланированных и организованных действий. 
Относительно редкие случаи насильственного крещения евреев, происходившие и раньше, начинают приобретать систематический характер. Причём выбор, предоставляемый при этом иудеям, был зачастую предельно прост -  крещение или смерть. 
Религиозная нетерпимость христиан к инакомыслию рано или поздно должна была найти выражение в официальных формулировках правящей идеологии, представленной Римской католической церковью и её лидерами. И подобная формулировка, наконец, прозвучала в 1203 году из уст папы Иннокентия ΙΙΙ в его обращении к архиепископам Парижа и Сенса: «…евреи, по своей собственной вине, обречены вечному рабству, потому что они распяли Господа. Подобно рабам, отвергнутым Богом, к смерти которого они злобно сговаривались, они должны, как следствие сего деяния, признать себя рабами тех, кого освободила смерть Христа». Подобное заявление со стороны верховной религиозной власти, в лице Папы Римского было далеко не ординарным мнением. Власть Папы была сопоставима с властью монархов европейских стран и потому слова, звучавшие с подобной высоты, обретали силу идеологической установки в государственных масштабах. 
Таким образом, в дополнении к «кровавому навету», пустившему корни на бытовом уровне, высочайшей клерикальной властью было узаконено мнение о том, что весь еврейский народ несёт на себе груз «деицида» (убийство бога: имеется ввиду выдача Христа римским властям и настояние иудейского духовенства на его казни). Избавлением же от вечного бремени «деицида» могло быть только христианское крещение. 
Поскольку в послании из Рима прозвучал так же призыв к борьбе с проявлениями инакомыслия (ереси) в христианстве, считается, что именно это обращение папы Иннокентия ΙΙΙ к епископам следует рассматривать как начало общего процесса инквизиции. Но официально институт инквизиции был установлен Римом уже после смерти Иннокентия ΙΙΙ, когда в 1233 году, папой Григорием IX был учреждён Римский Католический Трибунал для проведения расследований («инквизиция» – лат. inquisitio – розыск, расследование) случаев проявления ереси, т.е. мнений или учений, противоречащих положениями установленной религии. Суд инквизиции выносил так же соответствующие приговоры в отношении носителей ереси, т.е. еретиков, применяя при этом широкий арсенал наказаний – от публичного покаяния до смертной казни.      
На первых порах инквизиция была в основном ориентирована на искоренение христианской ереси, лишь в виде спорадических случаев вовлекая в расследование дела иудеев. Однако вскоре беспощадный механизм Католического Трибунала была развёрнут в сторону евреев, и уже в 1236 году Григорий IX издаёт указ церковным властям Англии, Франции, Испании и Португалии об изъятии иудейский религиозных книг. Причем, согласно папскому указу, сделать это надлежало в первую субботу Великого Поста, т.е. именно тогда, когда евреи, соблюдая правило священной субботы, обращались к чтению религиозных текстов.  
Далее события развивались в направлении ещё большего ужесточения борьбы с инакомыслием, в котором иудеям, в силу их религиозной и этнической принадлежности, стало уделяться всё более пристальное внимание. В 1242 году Инквизиция объявила проклятие Талмуда и вслед за этим, в том же году, в европейских странах запылали костры, сложенные из тысяч священных книг. Но это было только началом религиозных репрессий против евреев.
Наступает 1252 год, «знаменательный» тем, что сменивший Григория IX папа Римский Иннокентий IV утверждает право Католического Трибунала на применение пыток во время проведения расследований. Отныне инквизиторов официально сопровождает штат профессиональных палачей и истязателей, которым, к слову сказать, католическая церковь обещала отпущение грехов за подобное «сотрудничество». Средневековым кузнецам и ремесленникам поступают многочисленные заказы на производство изощрённых пыточных станков и приспособлений для причинения невыносимых мучений и нанесения физических увечий, почти всегда приводящих к смерти. В распоряжении «святой» (как её называли) инквизиции появился «богатый» набор узаконенных истязаний, уже к 1255 году активно применявшийся почти на всём европейском пространстве. О неописуемом садизме пыток и казней можно судить хотя бы по тому, что в разнообразном арсенале инквизиции лишение жизни через удушение считалось «милосердным» способом умерщвления. 
13-й век становится для еврейского народа чёрным столетием начала систематических, организованных на государственном уровне массовых изгнаний и убийств. Вот только наиболее значительные и описанные в официальной истории Европейских стран события этого времени:
1261 год – герцог Брабанта (Бельгия) Генри III настаивает на изгнании всех евреев из своего герцогства,
1288 год – первое массовое сожжение евреев на кострах во Франции,
1290 год – первое массовое  изгнание евреев из Англии (более 16 000 человек),
1298 год – преследование евреев в Австрии, Баварии и Франконии. В течении примерно 6 месяцев было физически уничтожено более 100 000 иудеев.
Необходимо отметить так же, что помимо религиозных гонений, в этот же самый период времени с 11-го по 13-й века происходили знаменитые Крестовые Походы, созывавшиеся в Европе под лозунгами «спасения гроба Господня» и «святой земли» из рук неверных (т.е. мусульман). Походы неизменно сопровождались чудовищными грабежами и массовыми убийствами мирного населения, как по пути к святым землям, так и на самой святой земле, включая священный город Иерусалим. При этом с особым пристрастием насилию и разрушению подвергались поселения иудеев. В полном противоречии с концепцией христианского милосердия, убийства евреев происходили без предоставления им права выбора типа «крещение или смерть», что позволяло «воинам Христовым» тут же прибирать к рукам их имущество, деньги и драгоценности. В период с 1095 по 1272 год было организовано девять Крестовых Походов, во время которых были убиты десятки тысяч мирных иудеев и уничтожены сотни еврейских общин.  
С началом 14 века пожар инквизиции разгорается ещё сильнее и превращается для евреев в поистине катастрофическое общенациональное бедствие, ставящее под угрозу существование народа, этническая и религиозная сущности которого составляют единое и самобытное явление. 
В 1306 году во Франции происходит событие, оставшееся в истории под названием «Великого Изгнания». Указом короля Филиппа IV Красивого около 100000 евреев было выдворено из страны, их дома и имущество конфискованы и проданы с аукционов, изъятые ценности и деньги переданы в королевскую казну. О том, насколько обогатилась французская казна, обобрав до нитки зажиточные еврейские общины, можно судить по тому факту, что изгоняемым семьям разрешалось забирать с собой только имевшуюся на них одежду, еду с расчётом на одни сутки и ничего из личных украшений или драгоценностей. Даже при таком повальном грабеже сотни беженцев погибли в пути не только от болезней и тягот, но так же в результате непрерывных нападений грабителей, поскольку по стране были распущены слухи, что евреи уносят с собой золото, спрятав его под одеждами. 
Девять лет спустя, 28 июля 1315 года король Луи Х издаёт указ, в котором разрешает евреям возвратиться во Францию и вновь поселиться в городах, в которых они жили до Великого Изгнания. Но уже в 1320 году, Францию потрясает так называемый Крестовый Поход Пастухов, возглавленный неким юным свинопасом, объявившим, что его посетил Святой Дух, приказавший ему воевать против мавров в Испании, а затем отправиться освобождать святую землю. До Испании и Палестины пастухам добраться не удалось, однако их 40000 и плохо управляемая орда выместила свой фанатизм и жажду грабежей на еврейских общинах Франции, убив при этом тысячи евреев. По имеющимся данным было уничтожено и разграблено около 140 еврейских общин.
А ещё через год, в 1321 году, во Франции, в городе Кайен происходит сожжение 5000 евреев. Причиной для чудовищной казни послужила очередная клевета о том, что евреи якобы подговаривали неких преступников отравлять водяные колодцы. 
Особое место в истории гонений на евреев занимает середина 14-го века. В 1347 году в Европе произошла первая вспышка так называемой «Чёрной Смерти» - эпидемии чумы, которая всего за пять лет (с 1347 по 1353 гг) унесла около 25 миллионов жизней. В среднем каждый год в Европе умирало около 5 миллионов человек. Смертность при заболевании была стопроцентной, в результате чего целые страны, сотни городов и деревень остались без жителей. О том, насколько опустошительной была эпидемия, свидетельствует тот факт, что население Британии только через два столетия достигло численности, которая была в стране до начала «Чёрной Смерти». В то время как эпидемия свирепствовала в Европе, было замечено, что смертность среди евреев была очень низкой, а в некоторых графствах или герцогствах евреи вообще не заразились чумой. Это, несомненно, было связано с традиционным укладом жизни и более высокими санитарно-бытовыми условиями, соблюдавшимися в общинах иудеев. Однако подобное объяснение не могло быть принято в условиях крайнего невежества, суеверий и радикального антисемитизма, царивших в христианской Европе. Гораздо более убедительными для обывателей оказались слухи о том, что сам Сатана защищает евреев от смертельного заболевания, чтобы они служили ему, отравляя колодцы и землю особым ядом, вызывающим чуму у христиан. Невежество породило даже описание состава этого яда – он якобы представлял собой высушенную смесь из христианских сердец, пауков, лягушек, ящериц, человеческого мяса и ритуального хлеба. Сегодня трудно поверить в то, что столь дремучее мракобесие могло повлечь за собой массовые убийства – однако факт остаётся фактом: десятки тысяч евреев были убиты именно на этом основании. Сотни иудеев были сожжены заживо, причём сожжение часто совершалось на христианских кладбищах. Всего же за период «Чёрной Смерти» на территории Европы было полностью уничтожено около 300 еврейских общин. 
Схожая история повторилась спустя примерно 20 лет после завершения эпидемии «Чёрной Смерти». Случилось это в 1374 году, когда в Германии и Нидерландах произошла вспышка болезни не вполне понятного происхождения. Она осталась в истории под названием эпидемии «одержимости». Относительно её этиологии всё ещё ведутся споры – то ли это было вирусное заболевание, поражавшее центральную нервную систему, то ли массовое отравление, вызванное  галлюциногенными спорами грибов и злаков. Как бы там ни было, но во всём опять же обвинили евреев. Были распущены слухи, что эпидемия «одержимости», выражавшаяся в безумных плясках и буйствах, часто завершавшихся смертельным исходом, была проявлением Божьего гнева, обрушившегося на христиан… за их чрезмерную терпимость к евреям. Излишне говорить, что вслед за этим по Европе (в основном Германии) прокатилась очередная волна массовых казней и самосудов. Точная цифра погибших неизвестна до сих пор, однако сохранившиеся свидетельства говорят о «десятках тысяч» убитых евреев.  
Признавая очевидность непрерывных гонений на иудеев со стороны христиан, европейская историография, пропитанная ядом тюрконенавистничества, старается не упоминать тот факт, что самой безопасной зоной для евреев в их бесконечных скитаниях по пространству Европы в поисках спасения от фанатичных преследований, оставалась Турция. Ещё до начала известных событий 15-16 веков, о которых речь пойдёт ниже, не только евреи, но и мусульмане, столь же рьяно преследуемые христианскими фанатиками находили спасение и покровительство в пределах набиравшего силу Османского государства. Европейские историки, описывая изгнания иудеев периода 14-го века, предпочитают не посвящать читателей в подробности дальнейшей судьбы несчастных людей, пытаясь создать иллюзию, что якобы переезд, например, из Франции или Испании в Германию, Венгрию или Португалию избавлял их от гонений фанатиков. В действительности же, в какую бы христианскую страну Европы ни приходили евреи, в отчаянных поисках спасения они рано или поздно подвергались столь же жестоким преследованиям. И только общины, перебравшиеся в пределы Турецкой державы, обретали, наконец, мирную жизнь. Но вернёмся к истории инквизиторских преследований. 
Испанская Инквизиция занимает особое место в истории христианских гонений на иудеев, разговор о которых был начат в первой части статьи. То, что именно с ней часто ассоциируется само понятие «инквизиция», вовсе не случайно. Дело в том, что период Испанской Инквизиции по масштабам и интенсивности превзошёл все предыдущие и последующие периоды расследований Католического Трибунала, продолжавшихся более 800 лет, с начала 12-го до конца 19-го века.  
Историки расходятся во мнениях относительно подлинной первостепенности тех задач, которые предстояло решать Инквизиции в Испании. Действительно ли христианскую ересь предстояло уничтожать Католическому Трибуналу или  всё тех же иудеев, лишившихся покровительства халифов? Развитие событий позволяет сделать заключение о том, что наиболее вероятно именно второе предположение. Ведь не случайно, что начало нового и наиболее жестокого периода гонений на иудеев совпадает с окончательным поражением Халифата в конце 15-го века на Пиренейском полуострове, правление которого называли «Золотым Веком»  испанских евреев.   
Но, говоря об инквизиции в Испании необходимо, прежде всего, упомянуть Короля Фердинанда ΙΙ (Арагонского) и Королеву Изабеллу Ι (Кастильскую). Именно их брак, совершившийся в 1469 году, после ряда победоносных войн и изгнания из страны мусульман, фактически ознаменовал создание единой Испании, вследствие союза между крупнейшими провинциями – Арагоном и Кастилией.  
Считается, что именно королева Изабелла, «пылкая христианка», как назвали её современники, уговорила Папу Сикста ΙV одобрить установление Инквизиции в объединённых королевствах, с целью выявления и искоренения католической ереси и восстановления «чистой христианской веры» на отвоёванных у мусульман землях. Однако дальнейшее развитие событий показало, что беспощадная машина идеологической и этнической чистки вновь поехала по накатанной колее антисемитизма. 
Официально разрешение на создание филиала Католического Трибунала в Испании (Испанской Инквизиции) было утверждено указом Папы Сикста IV от 1 ноября 1478 года. Но под каким же лозунгом должен был войти в Испанию институт Инквизиции, если предполагалось, что король Фердинанд и королева Изабелла были озабочены чистотой католической веры? Было бы логично предположить, что расследованием будут охвачены все возможные (и реально существовавшие) вариации инакомыслия в католицизме, невзирая на этническую принадлежность. Но всё предельно проясняется через два года после папского указа, 27 сентября 1480 года, когда издаётся королевский декрет о начале работы Испанской Инквизиции. В декрете однозначно оговаривалось, что Инквизиция в Испании была установлена с целью «выявления и наказания иудеев, обращённых в христианство, но продолжающих втайне соблюдать обряды прежней веры». Не было упомянуто никаких других причин – речь шла исключительно о евреях. 
Здесь необходимо отметить так же, что, по мнению историков, изучавших период Испанской инквизиции, численность евреев в этой стране в середине
15-го века доходила до 600 000 человек. Это была самая большая еврейская диаспора средневековой Европы и самая многочисленная по количеству «конверсос». Предполагается, что к началу деятельности Инквизиции в Испании почти треть этого населения уже была обращена в католичество. 
Важно отметить так же, что за весь период почти 400-летней «реконкисты», о которой говорилось в первой части статьи, от захвата Толедо в 1085 году до падения Гранады в 1492 году местное еврейское население, по мере выхода из-под власти Халифата, неизменно подвергалось давлению насильственной христианизации. 
Логика происходивших в процессе принудительного крещения событий потрясает. С одной стороны под непрерывными угрозами смерти евреев заставляли проходить обряд христианского крещения. Тех же, кто отказывался перейти в чужую веру, убивали без промедления, причём избиения в некоторых случаях принимали массовый характер. В упомянутый период в Кордове, Толедо, Барселоне и многих других городах Испании происходили многочисленные погромы, в которых погибли тысячи иудеев и были разграблены и сожжены сотни принадлежавших им домов. Не удивительно, что под таким давлением десятки тысяч иудеев приняли принудительное крещение. 
Но с другой стороны поражает то, что происходило с  евреями после их вступления в христианскую веру. С момента крещения их начинали называть в лучшем случае «конверсос» (обращённые), а в худшем и наиболее популярном случае «марранос» (от исп. marranos – свиньи). Крещения автоматически вводило «конверсос» или «марранос» в категорию «крипто-иудеев» (тайных или скрытых иудеев), считавшихся неискренними в  новой вере и подозревавшихся в тайном совершении иудейских обрядов и потому подлежащих суду Трибунала. Изуверские пытки, которыми сопровождались расследования, почти неизменно приводили к тому, что люди, не выдерживая физических страданий и унижения, признавались в «неискренности». Что следовало вслед за этим? Признавшиеся еретики подлежали смертной казни, носившей циничное название  «Акт Веры» - «Аuto-da-fe» и которая выражалась в публичном сожжении на костре. В случае же, если сознавшийся искренне раскаивался и соглашался на целование распятия…его «милостиво» душили, перед тем как сжечь тело. Но и до «очистительного» костра доходили не все – бóльшая часть подследственных погибала во время бесчеловечных пыток. 
Итак, королевским указом от 1480 года объявляется начало деятельности Испанской Инквизиции. На самых ранних стадиях расследования инквизиторов проходили в относительно мирной атмосфере, ограничиваясь слежкой, допросами, публичными покаяниями и штрафами. Но всё изменилось радикальнейшим образом в 1483 году, когда на должность Великого Инквизитора Испании был назначен Томас Торквемада, монах испанского ордена Доминиканцев. Если само понятие «инквизиции» часто ассоциируется с её Испанской ветвью, то Испанская Инквизиция неизменно ассоциируется с именем этого человека, стараниями которого в историю еврейского народа была вписана одна из самых кровавых страниц. Именно под руководством Торквемады Инквизиция начинает работать в абсолютно бескомпромиссном и беспощадном режиме. 
Сегодня некоторые историки склоняются к мысли о том, что монархи Испании привлекли в страну Инквизицию не столько в религиозных, сколько в политических целях. Война с мусульманской частью Испании всё ещё была в разгаре и требовала больших затрат, но в период объединения Арагона и
Кастилии, страна испытывала серьёзные экономические проблемы, требовавшие значительных притоков капитала в казну, которых на самом деле не было. 
Но многовековая европейская практика подсказывала, что финансовые проблемы могут быть решены надёжным и многократно апробированным методом – грабежом еврейских общин. Испанская община евреев, как мы уже отметили, была самой многочисленной в Европе и только что лишилась покровительства халифов, избавлявшего их от непрерывных гонений и разорений. «Золотой Век» евреев в пределах Халифата позволил им обрести то самое благосостояние, в котором так нуждалась королевская казна Испании. Не это ли самый легкодоступный и быстрый способ обогащения – выжать всё до последней монеты из 600000-ной общины ничем не защищенных людей, полностью попавших под власть католической монархии? 
Энергия, с которой Торквемада приступил к религиозно-этнической чистке, позволяет предположить, что основная цель приглашенной в страну Инквизиции заключалась в скорейшем и тотальном разорении всей еврейской общины Испании, невзирая на обращение или не обращение в христианство. Основные компоненты программы работы Католического Трибунала ничем не отличались от сценария преследований, описанных выше, только теперь всё происходило в гораздо бòльших масштабах и намного интенсивнее.  
Прежде всего, после введения запрета на проведение иудейских религиозных служб, празднований, ритуалов, вплоть до соблюдения традиций на бытовом уровне, предстояло обратить иудеев в католическую веру. Процесс крещения иудеев происходил по старой и привычной схеме – отказывавшихся перейти в католичество ожидала смерть. В относительно короткий промежуток времени с 1480 по 1490 год тысячи евреев были принуждены пройти обряд крещения. Одновременно с этим в крупных городах Испании создавались «барриос» - еврейские гетто, в которые переселялись еще не прошедшие крещения иудеи, для их изоляции от «новых христиан». 
Далее коварство замысла проявлялось в том, что Инквизиция отнюдь не отпускала «конверсос» с миром. Судьба новообращённых христиан на самом деле была предрешена – им всё равно предстояло погибнуть, потому что программа Торквемады не оставляла шансов на спасение. Как было отмечено, обращённые иудеи автоматически попадали в разряд «неискренних» христиан или «крипто-иудеев», подозреваемых в тайном соблюдении иудейских обрядов. По этой причине десятки тысяч «конверсос» пали жертвой инквизиторов, были сожжены на кострах или погибли под жесточайшими пытками. 
Беспроигрышная методика, не правда ли? Сначала поступает требование о крещении под угрозой смерти, а после крещения смертная казнь по подозрению в неискренности. В любом случае имущество конфискуется, все сбережения, деньги и прочие ценности переходят в королевскую казну. А ведь огромная община евреев была представлена финансистами, купцами, землевладельцами, торговцами, ремесленниками, врачами, мастеровыми людьми. Вот откуда потекли в казну потоки долгожданных средств, с кровью выжимаемых из еврейских семей безжалостной машиной Католического Трибунала. 
Неустанно призывая испанцев содействовать «работе» инквизиторов доносами на «новых христиан», команда Торквемады установила режим тотальной слежки по всей стране. Для того, что бы попасть в руки палачей в пыточной камере инквизиции достаточно было анонимного доноса о том, что из чьего-то дымохода в субботний день не валил дым (подозрение в том, что семья соблюдает Шаббат – Священную Субботу). «Конверсо», обошедший утром стороной прилавок мясника, торгующего свининой, вечером уже мог быть арестован по подозрению в том, что он «крипто-иудей». Арестованные никогда не узнавали по чьему доносу или клевете они оказывались перед судом Католического Трибунала. Ежедневно по стране происходили аресты десятков и сотен людей, подавляющее большинство которых умирало затем во время жесточайших пыток или сжигалось на кострах. 
Но какой бы беспощадной и кровавой ни была инквизиция периода Томаса Торквемады, около 300 тысяч евреев всё ещё оставались не охваченными программой тотального грабежа, проводившегося под лозунгом борьбы за чистоту христианской веры. Достичь абсолютного беспредела мешала цитадель Гранады – последнего бастиона мусульман, религиозная толерантность которых всё ещё оставляла какие-то надежды на возможную защиту евреев. 
Однако последние надежды рухнули в самом начале 1492 года, когда после долгой осады Гранада была захвачена испанскими войсками. Был уничтожен последний барьер на пути религиозных репрессий и откровенного геноцида. Сразу же вслед за падением Гранады, 31 Марта 1492 года король и королева Испании Фердинанд ΙΙ и Изабелла Ι издают печально знаменитый Альгамбрский Декрет об изгнании евреев из Испании. 
http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/9/9e/Alhambra_Decree.jpg
Согласно тексту декрета речь шла не о всех евреях, живших в Испании, а лишь о той части, которая так и не была обращена в христианство. Но даже по самым приблизительным оценкам историков число иудеев, оставшихся в традиционной вере к этому времени всё ещё составляло около 300000 человек. 
Этим людям предстояло покинуть страну в течении трёх-четырёх месяцев, поскольку декрет велел, чтобы изгнание было завершено к концу июля. Не выполнившие королевское распоряжение должны были быть казнены. 
Изгоняемым из Испании иудеям, согласно высочайшей «милости», разрешалось забирать с собой имущество, при условии, что оно не представлено золотом, серебром, деньгами, драгоценностями, а так же «другими предметами и изделиями, запрещёнными к вывозу законами
королевства». Под запрещёнными «предметами и изделиями» подразумевалось всё, что могло представлять какую-то ценность: оружие, ковры, изделия из слоновой кости, янтаря, меди, фарфора и т.п. 
Очевидно, что королевство получало возможность быстрого обогащения в короткие сроки, ограбив иудеев, выдворяемых из Испании. Но при этом «дальновидная» монархия оставляла в стране про запас часть еврейского населения, представленного «конверсос», в качестве более долгосрочного ресурса, разрешив им трудиться и наживать благосостояние, чтобы затем продолжать постепенно выжимать его под прессом Инквизиции.  
Еврейская община Испании предприняла попытку предотвратить массовое изгнание, прибегнув к авторитету дона Иссака Абраванеля, известного государственного деятеля, казначея Испании, иудейского раввина и философа, вхожего в королевский двор. Попросив аудиенции с королём Фердинандом, дон Абраванель предложил от имени всей общины откуп в размере 300000 дукатов* за отмену указа об изгнании евреев (существует версия, что сумма откупа составляла 600000 дукатов). 
*дукат – золотая монета; для сравнения: сопоставима с российским царским золотым червонцем
Это была огромная сумма, предложенная в условиях экономического кризиса, о чём было прекрасно известно главному казначею. Бытует легенда, что король Фердинанд (кстати, так же имевший еврейские корни в своей родословной) почти согласился на предложение Абраванеля, но благое намерение было разрушено всё тем же неистовым Томасом Торквемадой. Прослышав о переговорах короля с доном Абраванелем, Великий Инквизитор, несмотря на свой преклонный возраст (72 года) нисколько не умеривший фанатичной ненависти к иудеям (парадоксально, но Торквемада сам происходил из семьи обращённых евреев) отреагировал на происходящее со свойственной ему горячностью. Взяв с собой распятие, Торквемада устремился во дворец, где, бросив распятие к ногам королевской четы (по другой версии метнул его в сторону Изабеллы, попав ей в голову), прокричал слова, решившие судьбу евреев Испании: «Иуда продал Господа за тридцать сребреников, а вы сговариваетесь продать его за триста тысяч!». 
Пристыженные таким образом монархи отказали дону Абраванелю, который в конечном итоге так же вынужден был покинуть страну. Король и королева предложили ему остаться в виде исключения, поскольку невозможно было не оценить заслуги Абраванеля перед страной, однако раввин предпочёл разделить судьбу своего народа. 
В каких направлениях происходило изгнание сотен тысяч людей? Около 100 000 евреев двинулось в сторону Португалии, где, несмотря на не меньшую чем в Испании неприязнь к иудеям, пока ещё не было жестоких преследований инквизиции. Знали бы они, что их ожидало в недалёком будущем...
Тысячи попытались найти прибежище в Италии, Франции, Северной Африке и островах Средиземного моря. Но если в Португалию можно было добраться по суше, то остальные маршруты пролегали через моря. Капитаны испанских кораблей, зная о запрете на вывоз денег, золота и серебра назначали невообразимые цены для перевозки беженцев через море, фактически отбирая последнее. Однако, обобрав еврейские семьи до нитки, испанцы редко выполняли свои обещания. История сохранила свидетельства о том, как выйдя в открытое море, капитаны отдавали приказ выбросить всех пассажиров за борт. Сегодня уже невозможно установить, сколько беженцев было уничтожено таким образом. Но даже в тех случаях, когда суда отходили от берегов Испании с искренним намерением перевезти беженцев через морские просторы, им далеко не всегда удавалось доплыть до другого берега – им преграждали дорогу пираты, прекрасно осведомлённые об изгнании евреев из Испании и о направлениях, в которых двигались корабли с беженцами. Атаки пиратов не оставляли никаких шансов на спасение – все пассажиры истреблялись до единого, не взирая на пол и возраст. 
В Испании и за её пределами были распространены слухи о том, что беженцы заглатывают золото и драгоценности, чтобы вывезти их из страны. В свидетельствах о нападениях разбойников и пиратов сохранились описания того, как бандиты буквально потрошили беженцев, вскрывая им желудки и копаясь в них в поисках сокровищ. Число погибших в разбойничьих нападениях сегодня так же невозможно установить, однако вполне вероятно, что речь идёт о тысячах. 
В этой трагической и крайне тяжёлой ситуации на помощь евреям Испании пришла Османская Империя. Зная о событиях, происходивших не только в Испании, но и во всей Европе, правители Османской Империи во все времена принимали в своей стране евреев, искавших спасение от преследований христиан. Однако на этот раз масштабы происходившего в Испании геноцида требовали не только принятия беженцев, но и более решительных мер, для обеспечения безопасности во время их перемещения через морские пространства.   
Необходимо подчеркнуть, что к концу 15-го века Турция обладала сильнейшим в регионе флотом, как по оснащению, так и по численности. Причём не только военные корабли, но и торговые суда империи имели на борту мощную по тем временам артиллерию. По этой причине недружелюбные к Османской Империи страны Средиземноморья не были заинтересованы в морских конфликтах с Турцией и избегали столкновений с её кораблями. Кстати, именно Османская Империя стала впервые проводить на Средиземном море операции, которые сегодня назвали бы «антитеррористическими», поскольку речь шла об уничтожении пиратских кораблей, терроризировавших морские торговые пути. Турции достаточно было обозначить, на чьей она стороне, чтобы корабли с беженцами были оставлены в покое пиратами. 
В ответ на действия Испании в августе 1492 по приказу Султана Баезида ΙΙ небольшая флотилия во главе с  парусно-вёсельным флагманским кораблём адмирала турецкого флота Камал Реиса подошла к испанскому порту Кадес, где скопилось огромное количество беженцев. К этому времени уже было арендовано несколько торговых судов для перехода через Средиземное море в Турцию, но беженцы страшились выходить из гавани в связи с тем, что в окрестностях было полно пиратских кораблей, поджидающих очередную лёгкую добычу. Войдя в порт Кадес, адмирал Камал Реис объявил о том, что Султан Баезид ΙΙ берёт евреев под свою защиту. Вслед за этим корабли турецкого адмирала взяли часть беженцев на борт и на обратном пути обеспечили защиту остальным судам, перевозившим евреев в Турцию. Именно после этого откровенного жеста и демонстрации военных кораблей переезды через море стали более безопасными. В конечном итоге, по самым приблизительным оценкам в Турцию переехало более 150 000 испанских евреев. 
Сегодня некоторых европейских авторов очень раздражает тот факт, что практика интенсивных этно-религиозных репрессий выставляет историю христианских стран в крайне неприглядном свете, в то время как приходится признавать толерантность и человечность Турецкой Империи. Именно по этой причине, говоря об изгнании евреев из Испании подобные «исследователи» завершают свои повествования на том, что из Испании евреи переселились, например, в Португалию или Италию, избегая при этом упоминать Турцию.
Лицемерие подобных утверждений очевидно потому, что их авторы (в силу религиозно-политических причин или банальной ксенофобии), предпочитают обходить молчанием дальнейшую судьбу евреев, поскольку последующие события ещё ярче высвечивают позитивную роль Османской Империи. Истина заключается в том, что в Португалии евреи обрели лишь временную иллюзию облегчения. Через три года после испанского изгнания власти этой страны с не меньшим рвением подключилась к гонениям на иудеев и активно поддержали программу Торквемады по их насильственному крещению. В 1496 году король Португалии Манюэль получил согласие испанских монархов на женитьбу с дочерью Фердинанда и Изабеллы, которую так же звали Изабеллой. Одним из условий женитьбы, выдвинутых испанской стороной было изгнание евреев из Португалии, на что Манюэль ответил согласием. 4-го декабря 1496 года король Португалии издал указ о том, что к ноябрю следующего, 1497 года, в стране не должно остаться ни одного еврея. Однако, позже, не желая терять столь многочисленную и деятельную часть населения, положительный эффект от присутствия которой уже начал сказываться на экономике страны, король поменял мнение и решил пойти по пути насильственного крещения евреев, дающего им легальный статус христиан, что позволяло остаться в Португалии. 
Был запущен тот же самый механизм, от которого 100000 евреев недавно бежали из Испании – крещение или смерть. Десятки тысяч иудеев были принудительно обращены в христианство. Но были и не желавшие изменять вере предков даже под страхом смерти. История сохранила описание жестокой расправы над Верховным Раввином еврейской общины Португалии равви Симоном Мейми. Отказавшись принять христианское крещение, он был закопан в землю по шею и, находясь в таком положении, умирал медленно и мучительно. Смерть наступила только через неделю. 
Король Манюэль в чём-то даже превзошёл своих испанских коллег. Перед самым праздником Пасхи в 1497 году он издал указ об отделении еврейских детей от их родителей, для их последующего воспитания в христианстве. И приказ был исполнен – сотни детей были насильственно отобраны у своих родителей и отправлены в различные уголки страны. 
А в это же самое время иудеи вновь нанимали суда и тайно отплывали от берегов Португалии в надежде обрести подлинное спасение, направляясь к портам Турции, которая предоставляла им гражданство, не требуя при этом отказа от веры предков.  Аналогичная история, несколько позже, но всё же произошла и с евреями, бежавшими в Италию. А ещё через три года, в 1501 Оттоманская Империя уже принимала очередную волну беженцев из Франции.
Чем ещё был знаменит 1492 год – год изгнания евреев из Испании? Именно в этом году, 17 апреля, был заключён договор между Христофором Колумбом и королём Испании Фердинандом ΙΙ и его супругой королевой Изабеллой Ι о том, что монархи Испании выделят денежные средства на организацию морской экспедиции по открытию западного морского пути в Индию. Напомним, что с 1-го апреля начался процесс изгнания и грабежа иудеев – вероятно, поэтому 17 апреля монархи с уверенностью обещали Колумбу скорую финансовую поддержку.  А получил он эту финансовую помощь 3-го августа 1492 года, как раз по завершении основного периода изгнания. Можно без преувеличения сказать, что Христофор Колумб обрёл возможность снарядить корабли для длительного и рискованного плавания, завершившегося открытием нового континента, благодаря средствам, отобранным у десятков тысяч еврейских семей, изгоняемых из Испании. Кстати, сегодня уже доказано, что среди предков Колумба так же были «конверсос» - евреи, обращённые в христианство. 
Преследования Испанской Инквизиции не прекращались на протяжении целых столетий. Костры инквизиторов пылали вплоть до начала 19-го века во всех странах, куда только могли дотянуться руки Католического Трибунала – в Португалии и Испании, в Мексике и Бразилии, на Сицилии и в Нидерландах, в Перу и даже в небольшой португальской колонии Гоа в Индии. 
Но всё же оставалась на этой планете страна, в пределах которой гонимый народ обретал вожделенный мир и спасение. И потому завершить статью хотелось бы словами Эндрю Саксера, автора статьи по истории еврейского народа, опубликованной в 1992 году в журнале «Хирурим», издаваемом Университетом Брендейс (штат Массачусетс): «На протяжении всей своей истории дети Израиля терпели бедствия от чужих рук. Неисчислимое количество людей отделялось от своих соседей из-за их веры. За эту веру евреи должны были платить своими жизнями. Но было, однако, благодатное царство, где евреи не страдали от тех масштабных преследований, которыми было отмечено всё их существование. И царством этим была Турция». Лучше не скажешь. 
ENG | AZE